Зарождение и эволюция концепции корпоративной социальной ответственности

Зарождение и эволюция концепции корпоративной социальной ответственности

Концепция корпоративной социальной ответственности имеет долгую и богатую историю. Можно найти доказательства заботы делового сообщества об обществе на протяжении веков. Однако статьи о КСО или, шире, социальной ответственности в значительной степени являются продуктом XX – начала XXI вв., особенно последних 60–70 лет. Кроме того, хотя следы мысли и практики КСО заметны во всем мире, в основном в развитых странах, официальные документы наиболее распространены в США, где и накопилось значительное количество литературы. В последние годы европейский континент также захвачен идеей КСО и активно ее поддерживает. Многие развивающиеся страны в настоящее время также учитывают актуальность КСО, хотя ее значение иногда несколько меняется в зависимости от конфигурации структуры «бизнес-государство-общество».

Зарождение концепции КСО

Теория, исследования и практика КСО разрабатывались и формировались в течение последних 60–70 лет, хотя интерес к этой теме обозначился еще до Второй мировой войны: свидетельства об озабоченности по поводу социальной ответственности появлялись и раньше, в 1930-х и даже 1920-х гг. (с перерывом на Великую депрессию в США). Значительный общественный резонанс вызвала мгновенно ставшая классической работа экономистов Адольфа Берле и Гардинера Минза «Современная корпорация и частная собственность». По их мнению, крупные корпорации должны превратиться в «совершенно нейтральную технократию, уравновешивающую многообразие требований различных групп в обществе и закрепляющую за каждой из них часть потока доходов на основе общественной политики, а не частной алчности».

Из публикаций раннего периода следует отметить и книгу Честера Барнарда «Функции руководителя». В ней автор определил феномен, который мы сегодня называем «человек организации», утверждая, что «главной чертой руководителя, дающей наибольший вклад в общее дело (и его самым главным качеством), должна стать приверженность делу, причем личные устремления руководителя должны быть подчинены интересам организации». Идеи Барнарда о сущности лидерства нашли отражение в работах многих его последователей. Кроме того, он размышлял о корпоративной культуре и системе ценностей за 30 лет до того, как мир менеджмента осознал важность подобных концепций. Заслуживают внимания также монографии «Общественный контроль за бизнесом» Джона Кларка и «Измерение социальной эффективности бизнеса» Теодора Крепса.

В ранних работах по КСО эту концепцию чаще называли просто социальной ответственностью. Возможно, это связано с тем, что эпоха современных корпораций с их размером, известностью и доминированием в деловом секторе еще не наступила окончательно или ее наступление не ощущалось в полной мере. Выход в свет в 1953 году выдающейся книги Говарда Боуэна «Социальная ответственность бизнесмена», как считается, ознаменовал начало современного периода КСО. Название книги предполагает, что в те времена, по-видимому, не было деловых женщин или, по крайней мере, их существование не признавалось в официальных документах.

В течение 1950-х годов дискуссий о связи КСО с преимуществами для самих предприятий было мало. Основное внимание уделялось ответственности бизнеса перед обществом и свершению добрых дел для его блага. Рост популярности КСО пришелся на 1960-е годы и был обусловлен в основном деятельностью социальных движений в США и некоторых особо дальновидных ученых, которые пытались сформулировать, что КСО подразумевает для бизнеса. В США наиболее важные социальные движения в 1960-е годы боролись за гражданские права, права женщин, права потребителей и экологию. Таким образом, фундамент для КСО закладывался быстро меняющейся социальной средой и давлением со стороны активистов, направленным на принятие практики и политики в сфере КСО. Объем литературы по КСО значительно увеличился в течение 1960-х годов, и основное внимание в ней уделялось вопросу о том, что на самом деле означает термин «социальная ответственность», и ее значению для бизнеса и общества. Кит Дэвис, профессор Университета штата Аризона, предложил такое определение: социальная ответственность относится к «решениям и действиям бизнесменов, предпринятым по причинам, хотя бы частично выходящим за рамки прямых экономических или технических интересов фирмы».

Развитие концепции КСО

В 1970-е и последующие годы внимание к КСО росло главным образом благодаря вкладу ученых и медленно появляющимся реалиям деловой практики. Тогда же начали предлагать первые формальные определения КСО, и общая тенденция заключалась в акценте на корпоративной социальной эффективности (КСЭ). Одним из главных авторов, указавших на различие между этими понятиями, стал Суреш Сетхи. В статье 1975 года Сетхи определил то, что он назвал измерениями КСЭ, и провел различие между видами корпоративного поведения, которые можно назвать социальным обязательством, социальной ответственностью и социальной реактивностью. В модели Сетхи социальным обязательством было корпоративное поведение в ответ на рыночные силы или правовые ограничения, критерии здесь были только экономические и правовые. Социальная ответственность, напротив, выходит за рамки социального обязательства, подразумевая доведение корпоративного поведения до уровня, при котором оно согласуется с преобладающими социальными нормами, ценностями и ожиданиями общества. Далее Сетхи указал, что в то время как социальные обязательства носят запретительный характер, социальная ответственность по своей природе носит характер предписывающий. Третий компонент в модели Сетхи – социальная реактивность. Он трактовал это как адаптацию корпоративного поведения к социальным потребностям.

К концу 1970-х годов корпоративная социальная ответственность и эффективность стали центром обсуждения. Подчеркивалась важность того, что компании стали больше реагировать на социальную среду. В 1980-х годах появлялось меньше новых определений, зато увеличилось количество эмпирических исследований, а также возросла популярность альтернативных тем. Обсуждаемые варианты КСО включали корпоративную общественную политику, деловую этику и управление заинтересованными сторонами («стейкхолдерами»), а также дальнейшее развитие концепции КСЭ, начавшееся в 1970-х годах. 1980-е годы стали началом этапа корпоративной деловой этики, на котором основное внимание уделялось формированию «этической» корпоративной культуры. Распространенным явлением стал поиск более тесной связи КСО с устойчивостью финансовых показателей работы компаний. Эта тенденция продолжилась в 1990-е годы, ставшие эпохой распространения т. н. «теории корпоративного гражданства».

В начале 2000-х годов бизнес-сообщество увлеклось идеей устойчивости или устойчивого развития, и эта тема стала неотъемлемой частью всех дискуссий о КСО. С тех пор как начались эти дискуссии, сторонники и противники формулировали аргументы как в пользу идеи КСО, так и аргументы против этой концепции. Доводы против КСО обычно начинаются с классического экономического тезиса, наиболее убедительно изложенного Милтоном Фридманом в статье 1970 года, опубликованной в журнале The New York Times. Фридман считал, что руководство несет ответственность только за то, чтобы максимизировать прибыль своих владельцев или акционеров, обосновывая это тем, что социальные проблемы не волнуют деловых людей и что эти проблемы должны решаться путем беспрепятственного функционирования системы свободного рынка. В соответствии с этой точкой зрения, если свободный рынок не может решить социальные проблемы, то ответственность за это лежит не на бизнесе, а на государстве.

Второе возражение против КСО: менеджеры ориентированы на операционную деятельность и не обладают необходимым опытом для принятия социально ориентированных решений. Третье возражение заключается в том, что КСО размывает основную цель бизнеса: принятие КСО приведет компанию в области деятельности, которые никак не связаны с ее целями. Еще один возможный аргумент против КСО заключается в том, что бизнес и так уже обладает достаточной властью, поэтому незачем давать ему возможность обладания дополнительной властью, такой как социальная.

Аргументы в пользу КСО, как правило, начинаются с заявления, что бизнес якобы заинтересован (в долгосрочном аспекте) в том, чтобы быть социально ответственным. Согласно этой точке зрения, если бизнес хочет иметь здоровый климат для работы, он должен предпринять действия, которые обеспечат его жизнеспособность. Второй аргумент гласит, что КСО помогает смягчить «угрозу» государственного регулирования. Это очень практичная причина, и основана она на идее о том, что потенциальное вмешательство государства может быть предотвращено в той мере, в которой бизнес отвечает ожиданиям общества. Еще два распространенных аргумента в пользу КСО: а) поскольку у бизнеса есть запас управленческих талантов, знаний и капитала, а также поскольку многие пытались и не смогли решить социальные проблемы, теперь пришла очередь бизнеса; б) предвидение и планирование более практичны и менее затратны, чем реагирование на социальные проблемы после их появления. Наконец, утверждается, что бизнес должен участвовать в КСО, потому что за это выступает общественность, полагающая, что он должен нести ответственность перед работниками и другими заинтересованными сторонами, даже если улучшение ситуации для них требует пожертвовать некоторой долей прибыли. Многие из этих очевидных, в общем, доводов за и против КСО муссируются уже на протяжении десятилетий.

Заключение. Будущее КСО

Вероятный сценарий будущего корпоративной социальной ответственности заключается в том, что она будет оставаться неотъемлемой и все более важной частью ведения бизнеса сегодня и в обозримом будущем. Есть существенное свидетельство стабильности и популярности КСО, ее развитие поддерживают три важные силы: признание бизнеса, глобальный рост и распространение в академической среде. Сегодня компании в целом принимают идею КСО, хотя некоторые из них используют другие структуры и названия, такие как «корпоративное гражданство», «этическое управление» или устойчивость. Интерес к КСО В Европе в последнее десятилетие был больше, чем во всем остальном мире, хотя социально ответственный подход быстро завоевывает популярность и за пределами Европы, особенно в странах с развивающейся экономикой. Наконец, в течение последних нескольких десятилетий наблюдается распространение КСО в академической среде, стремительно растет количество книг, статей, конференций, выступлений и прочих публикаций в Интернете, и ожидается, что эта тенденция сохранится. Концепция КСО представляется надежной и, по всей вероятности, имеет неплохие перспективы, поскольку многие государства, компании и руководители во всем мире принимают и продвигают ее основные принципы.

Вадим Дудкин для журнала «Oikonomos»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *