Проблемы вхождения Республики Беларусь в информационное общество и социально-рыночное хозяйство. Часть 1

Проблемы вхождения Республики Беларусь в информационное общество и социально-рыночное хозяйство. Часть 1

Изменения в структуре общества неизменно приводят к изменению в экономике. Информационная революция, ведущая к возникновению информационного общества, является только одним из факторов изменений. Она – индикатор изменений в социуме, связанный с диспропорцией между пожилыми людьми и молодежью в сторону увеличения числа пожилых.

В период перехода к информационному обществу происходит сокращение производства, которое уже не является основным источником занятости и накопления капитала, что особенно касается экономически развитых стран. С изменениями социального порядка традиционные системы управления могут претерпевать также изменения для того, чтобы успевать адекватно и эффективно реагировать на вызовы времени. Менеджмент теперь должен учитывать изменения и тенденции в обществе, пытаясь использовать их на благо предприятия, компании. В условиях изменений и движения к информационному обществу трудно становится найти и опираться на идеальные управленческие технологии и инструменты менеджмента. Социальные факторы влияют на успех или неуспех всей экономики или предприятия. По мнению П. Друкера, в 1950-1990 годах общество рассматривалось как некое стабильное образование, опора развития социума и экономики (несмотря на различные экономические тренды и технологические прорывы). Однако сегодня информационная революция не дает возможности говорить о прежней стабильности общества. Руководство предприятий вынуждено учиться действовать в нестабильной экономической и социальной действительности.

Питер Друкер указывает на такие признаки возникновения «нового общества», как глобальное сокращение молодого населения в мире, появление новых тенденций и новых рабочих мест на рынке труда, повсеместное сокращение производства, а также изменение форм, структуры и функций, включая изменения в высшем менеджменте предприятий и организаций. С учетом быстрых и неожиданных изменений становится трудно иметь эффективную стратегию работы и развития предприятия. Учет тенденций на пути к информационному обществу может помочь экономическому процветанию как страны, так и отдельного предприятия.

Вхождение Республики Беларусь в информационное общество и немецкая модель социального партнерства

В области готовности к информационному обществу, Беларусь в 2017 году, по данным Международного союза электросвязи ITU Telecom, устойчиво занимала 32-е место в списке из 176-и стран, опережая соседей – Россию (45 место), Польшу (49 место), Украину (79 место), Латвию (35 место) и Литву (41 место). Первые три места занимают соответственно Исландия, Республика Корея и Швейцария.

Готовность к информационному обществу определяется по следующим критериям: уровень образования (тесно связанный с компьютерной грамотностью населения страны), техническая и экономическая доступность информационно-коммуникационных технологий. В 2017 году наибольший рост доступа к широкополосному Интернету зафиксирован в Европе и в Северной и Южной Америках.

Для регулирования вхождения Республики Беларусь в информационное общество и для развития цифровой экономики в стране была принята Государственная программа развития цифровой экономики и информационного общества на 2016–2020 годы.

Главной целью Государственной программы является достижение ускоренного развития инновационных секторов белорусской экономики. С этой целью определены подпрограммы, связанные с инфраструктурной, информационно-коммуникационной и цифровой трансформацией. Программой предусматривается оказание государственных услуг и административных процедур в электронном формате, что значительно ускоряет возможность доступа к ним граждан. Также предполагается максимальное подключение социальной сферы к электронному доступу.

Примером для создания государственно-бизнес-общественного партнерства в Республике Беларусь может служить немецкая модель социального партнерства, хорошо зарекомендовавшая себя на практике и имеющая серьезные теоретические основы, разработанные на базе ордолиберальной «теории порядка» В. Ойкеном, Ф. Бемом, В.Репке, А. Рюстовым, Л. Микшем, А. Мюллер-Армаком.

Основными моментами теории социального рыночного хозяйства можно назвать присутствие личной свободы граждан и их способность брать на себя риски в связи с осуществлением экономической деятельности. Также неотъемлемой чертой данной системы является сохранение социального мира и баланса с помощью поддержания социальной справедливости в обществе, государстве. Трудно говорить о доверии общества к бизнесу или к государству, если они нарушают принципы социальной справедливости.

Вальтер Ойкен (1891–1950) в своей работе «Основы национальной экономики» (1940) пишет о взаимной зависимости политики, экономики, права и социального устройства в обществе. Нельзя нарушить один из перечисленных компонентов без затрагивания остальных. В своей следующей работе «Основные принципы экономической политики» (1952) Ойкен пишет о роли, которую должно играть государство, организуя рынок и устанавливая упорядоченные отношения со свободной конкуренцией. Государство должно создавать условия для честной конкуренции. Для реализации данной цели оно должно быть достаточно сильным. Сила государства не означает его тотального контроля и тотального воздействия на все стороны жизни социума.

Понятие «социальное рыночное хозяйство» предложил Альфред Мюллер-Армак (1900–1978), который придавал первостепенную важность социальным отношениям, а впоследствии и рыночным. Его позиция является попыткой совместить индивидуальное сознание и коллективный подход в экономической деятельности. В информационном обществе социальные проблемы могут поменять свой ракурс. Но, как и во всяком обществе, они все равно останутся. При строительстве послевоенного ФРГ Людвиг Эрхард (1897–1977) взял за основу мысли и воззрения вышеперечисленных авторов. По его мнению рыночная экономика имеет оправдание и право на существование: она полнее чем какая-либо другая форма экономической деятельности удовлетворяет нужды и потребности народа. Основываясь на словах Л. Эрхарда, можно сказать, что суть не в названии формы экономической деятельности, а в тех результатах, какие она дает народу, существующему в рамках этой экономической системы.

Также важно отметить, что развитие рыночной конкуренции в Германии происходило одновременно с социальной защитой наиболее «слабых» слоев общества, наименее социально защищенных. При быстрых экономических изменениях социальная сфера, как правило отстает и, если не проявлять заботу о наименее слабых слоях общества, то начнут возникать негативные тенденции в социальной сфере, которые впоследствии окажут влияние на другие жизненно важные сферы, включая экономику. Такие действия Л. Эрхарда как отмена избыточных регламентирующих документов, сковывающих инициативу предпринимателей и хозяйствующих объектов, возможно могут быть полезными и для Беларуси на пути вхождения в информационное общество. Также может быть взят как положительный опыт для нашей страны постепенный, а не резкий подход Л. Эрхарда в изменении социальных и экономических условий. Так например, только лишь в 1957 году в Германии был отменен контроль над распределением основных видов продуктов питания. На пути движения к информационному обществу Беларуси важно чтобы оставался баланс между свободой принимать решения и затем решимостью выполнять их, а также должна быть ответственность за последствия принятых решений. Распределение государством социальных благ не должно вести к иждивенческой позиции людей, которые могут трудиться самостоятельно.

Возрождение Германии с помощью идей сторонников ордолиберализма не произошло мгновенно – этому предшествовало обсуждение идей и проработка их в небольшом кругу единомышленников, которые делали ставку не на волю отдельной социальной группы, а на принцип свободной конкуренции.

Для Беларуси идеи немецкого ордолиберализма могут иметь важное значение, так как немецкие ордолибералы выступали за сильное государство, которое использует свою власть для создания честной и эффективной конкуренции.

По мнению Л. Эрхарда, рыночные отношения не синонимичны либеральным. Либерализм просто более ярко высвечивает рыночные отношения как высокоразвитую форму обмена. Но общественное сознание продолжает воспринимать рыночную экономику все еще как экономику либерального типа. По мнению Л. Эрхарда, раскрепощенность человека, ведущего хозяйственную деятельность, менее присуща коллективным формам хозяйствования, чем системам либерального толка, где отношения между субъектами хозяйствования носят чаще всего анонимный характер. Л. Эрхард также ссылается на то, что в средние века, когда власть считалась дарованной свыше, она могла довольно жестко контролировать действия людей. Он считает, что подлинный экономический прорыв к рыночному хозяйству и экономический подъем возможны только в условиях либерализма (который рассматривается в ракурсе сильного влияния гражданского общества на общество и государство) и при существовании широких возможностей для свободного принятия решений гражданами в социально-экономической области.

Информационная экономика и немецкий ордолиберализм

Рассуждая об информационной экономике и об информационном обществе, трудно говорить об анонимности производителей, продавцов и покупателей. В информационном обществе каждый шаг покупателя, расплачивающегося электронными деньгами, прозрачен. Действия производителей и покупателей, использующих сеть Интернет, могут быть легко идентифицированы, как и вообще любые действия в глобальной сети. Поэтому какой бы тип экономических отношений ни существовал в рамках информационного общества и информационной экономики, анонимность, о которой говорит Л. Эрхард, практически недостижима.

Л. Эрхард говорит не только о технических механизмах социально-рыночного хозяйства, но и о нравственно-духовной стороне, заключающейся в том, имеет ли право некий абстрактный коллектив, получивший от государства привилегии, сужать свободу индивидуума, включая его право на свободу экономической деятельности. Он обосновывает это тем, что подлинно инновационно-творческие идеи создаются отдельными личностями, имеющие связь с творческими коллективами. Не существует такого понятия, по его мнению, как «коллективный ум».

В условиях информационного общества и информационной экономики трудно говорить вообще о каких-то ориентирах на мораль и духовность, так как объединённые сетевым взаимодействием различные предприятия или их части ориентируются больше на глобальное пространство, чем на локальное. И если на локальном уровне уже традиционно сложились некие представления о морали и нравственности, то в мировом масштабе пока об этом сказать нельзя.

Излишняя зарегулированность предпринимательской инициативы и деятельности губит эту деятельность и инициативу, но контроль государства должен все равно оставаться. Поэтому необходим оптимальный баланс вмешательства государства в предпринимательскую деятельность и свобода принятия решений предпринимателем.

В информационном обществе, когда процессы глобализации стирают виртуальные границы между государствами, становится актуальным вопрос взаимодействия различных типов экономик разных государств, межгосударственных и надгосударственных образований. Отдельному государству становится труднее обеспечить четкий формат предпринимательских отношений в условиях глобальной экономики, размывающей этот формат надгосударственными и межгосударственными регламентами.

Обеспечить контроль и формат экономических взаимоотношений государств могут надгосударственные структуры. И так как инициатива формирования информационного общества исходит от экономически развитых стран, то вхождение Республики Беларусь в информационное общество может произойти на условиях, приемлемых инициаторам и разработчикам концепции информационного общества, в котором тип экономических отношений в том или ином государстве может оказаться несущественным.

Л. Эрхард писал о необходимости обратить внимание на надгосударственные попытки ограничить конкуренцию, что может привести к ограничению свободы предпринимательства, частной инициативы. Отсутствие или ограничение такой свободы и инициативы неминуемо затормозит развитие экономики и всего общества. Любой человек имеет право строить свою частную жизнь и предпринимательскую деятельность исходя из своего миропонимания и своих представлений.

Для информационной экономики использование самих технических средств, доступ и пользование которыми предоставляют сторонние организации, не имеющие родственного или иного близкого отношения к личности гражданина, уже ограничивает свободу и тайну личной жизни и деятельности как отдельного гражданина, так и предпринимательской структуры. Провайдеры сети Интернет и иных технических средств, обеспечивающие функционирование информационной экономики и общества, могут легко проконтролировать как личную жизнь гражданина, так и хозяйственную деятельность предприятия.

Входя в информационное общество необходимо отдавать себе отчет о потенциальной возможности доступа сторонних структур к личным данным человека и данным организации или предприятия. С помощью информационных технологий расширяются личностные и хозяйственно-экономические границы, но повышается риск несанкционированного использования этих данных в различных, не всегда благих целях. Увеличение возможности доступа к многочисленным электронным ресурсам увеличивает доступность и самого пользователя сети. Размещая сведения о личности или организации на интернет-сайтах или в социальных сетях, человек или организация становится объектом внимания властных, коммерческих и иных, не всегда обнаруживающих себя явно в сети Интернет, структур. «Виртуальное прошлое» человека или организации навсегда остается «записанным» в виртуальном пространстве. Например, такие глобальные поисковые системы, как Google, не просто выдают ответ на запрос, но и фиксируют следы активности пользователя, анализируя и вычленяя его интересы и пристрастия, в том числе и для коммерческих целей.

В информационном обществе может произойти перегруппировка экономических «сил», когда те или иные (вероятнее всего экономически более развитые) страны или надстрановые объединения займут ведущие позиции в информационном обществе, и тогда будут существовать «центры силы» и «периферия» информационного общества. Станет неактуальным вопрос социально-экономического устройства государств или их объединений, находящихся на периферии информационного глобального сообщества. Поэтому для Беларуси важно определить свою роль и свое место в информационном обществе и занимать ведущие позиции по хотя бы некоторым параметрам в создающемся информационном обществе.

Продолжение тут

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *