Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие компании. Часть 2: КСО 3.0 – новая версия для устойчивого развития

Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие компании. Часть 2: КСО 3.0 – новая версия для устойчивого развития

Формирование теоретических основ устойчивого развития компании проходило в рамках развития концепций, ассоциируемых с проблематикой КСО. В процессе эволюции взглядов на роль бизнеса в современной экономике, на природу феномена КСО, ее принципы и формы реализации возникли многочисленные концепции и соответствующая им система понятий: корпоративной социальной ответственности, корпоративной социальной деятельности, корпоративного гражданства, общих ценностей, сознательного капитализма. В дальнейшем, в значительной степени под влиянием приобретавшей все более широкое признание концепции устойчивого развития, глобальных вызовов и рисков и, как следствие, осознания возрастающей роли бизнеса в обеспечении УР, были предприняты попытки «микроэкономической» интерпретации устойчивого развития. Появление концепций, ассоциируемых с устойчивым развитием организаций (компаний), их очевидная взаимосвязь с концепциями КСО свидетельствовало о формировании достаточно сложной концептуальной системы.

Отражением этого стало появление понятий «альтернативных» термину «корпоративная социальная ответственность», таких как: «корпоративная ответственность», «корпоративная устойчивость и ответственность», «корпоративно-общественная интеграция». На практике, компании, как зарубежные, так и российские, для характеристики своей деятельности в экономической, экологической и социальной сферах, в корпоративных стратегиях, политиках и нефинансовых отчетах, наряду с понятием «корпоративная социальная ответственность», все шире стали применять термины «социально ответственное ведение бизнеса», «корпоративная ответственность», «корпоративная социальная деятельность», «корпоративное устойчивое развитие», «корпоративная устойчивость». При этом, спектр подходов к пониманию их содержания, характера взаимосвязи между ними и соответствующими видами деятельности очень широк: от полного отождествления до отказа от понятия «корпоративная социальная ответственность», как утратившего свою актуальность, и перехода к риторике устойчивого развития.

Естественно перед исследователями не могли не встать вопросы о соотношении указанных концепций и релевантных им понятий, о характере взаимосвязи между ними, о степени и характере влияния КСО на устойчивое развитие компании и корпоративную устойчивость. Многие зарубежные исследователи в своих работах предприняли попытку найти ответы на эти вопросы и показать взаимосвязь концепции устойчивого развития компании с концепцией корпоративной социальной ответственности. Среди публикаций, авторы которых не только внесли серьезный вклад в становление и развитие концепции устойчивого развития компании, но и предприняли попытку показать взаимосвязь данной концепции с концепцией КСО, следует отметить работы Дж. Элкингтона, Р. Штойера, М. Ван Марревийка, Дж. Муна. Знакомство с их работами позволяет выделить несколько характерных для них подходов.

1. Концепция устойчивого развития компании рассматривается как концепция, вписывающаяся в логику развития концепций КСО, между ними существует диалектическая связь.

2. Различия между концепциями КСО и УР не носят строгого характера и не подразумевают их противопоставления; обе концепции могут лежать в основе деятельности компании; несмотря на определенные отличия, дефиниции устойчивого развития компании вписываются в риторику КСО и не противоречат логике развития КСО.

3. Концепции УРК и КСО – концепции одного уровня, «относящиеся к деятельности компании». Вместе с тем, между ними есть определенные различия: КСО предполагает взаимодействие с заинтересованными сторонами, прозрачность, отчетность, а КУ – создание стоимости, управление человеческим капиталом, экологический менеджмент.

4. Концепция устойчивого развития компании (корпоративной устойчивости) – это концепция развития корпорации, в то время как концепция КСО отражает управленческий подход, реализуемый через отношения с заинтересованными сторонами.

5. Концепцию УРК (КУ) по отношению к концепции КСО следует рассматривать в качестве концепции второго (более низкого) порядка.

6. Концепцию УРК (корпоративной устойчивости) следует рассматривать как самостоятельную, альтернативную КСО тему, отражающую идеи и принципы устойчивого развития. При этом КСО остается исходной концепцией. «Корпорации… берут на себя ответственность за реализацию таких пунктов повестки устойчивого развития, как устойчивые производство и потребление, климатические изменения и нехватка энергии…».

Рядом исследователей предпринимались попытки построения единой теоретической модели, включающей в себя все многообразие концепций, ассоциируемых с проблематикой КСО и УР. Так, Штойер и его соавторы предложили модель, в которой свели воедино четыре концепции, отображающие разные уровни отношений бизнеса и общества (устойчивого развития, корпоративной устойчивости, корпоративной социальной ответственности и управления отношениями с ЗС.

Нетрудно заметить, что сторонники всех выявленных подходов указывают на наличие взаимосвязи между концепциями КСО и УРК. Ключевым вопросом дискуссии стал вопрос о характере этой взаимосвязи – концепции КСО и УРК «диалектически сменяют друг друга или сосуществуют во времени и пространстве?»

Для ответа на этот вопрос следует провести сравнительный анализ доминирующих в настоящее время подходов к трактовке КСО и устойчивого развития компании. В качестве методологической основы анализа мы рассматриваем определение концепции как целостной, непротиворечивой системы теоретических взглядов на изучаемый феномен. В контексте рассматриваемых проблем речь идет об интерпретации содержания таких ключевых элементов концепций (концептуальных основ) как: принципы, цели, сферы и формы реализации КСО и УР, предмет и направления деятельности компаний в соответствующих областях. Исходя из этого, мы можем определить параметры, на основании которых проводится сравнение рассматриваемых концепций.

При проведении анализа мы также исходили из того, что в процессе эволюции взглядов на феномен КСО, как в теории, так и на практике сформировалось несколько подходов к трактовке принципов, целей, моделей (форм и механизмов) реализации корпоративной ответственности. В настоящее время и в теории, и в практике крупных компаний, наиболее последовательно реализующих принципы КСО, доминирует так называемый стратегический подход к КСО, основные отличительные особенности которого нашли отражение в модели «стратегической» КСО (“strategic” CSR), предложенной М. Портером и М. Кремером. Раскрывая особенности модели «стратегической» КСО, Портер и Креймер подчеркивают тесную взаимосвязь КСО и КСД с основной деятельностью компании и корпоративной стратегией. КСО является стратегической, когда принципы ответственности интегрированы в основную деятельность компании, ее бизнес-процессы, когда КСД приносит компании существенные выгоды (бизнес-эффекты). С позиций стратегического подхода КСО рассматривается как источник дополнительных возможностей для компании: «КСО может быть гораздо бóльшим, нежели затратами, ограничениями или благотворительностью – она может быть источником возможностей, инноваций и конкурентного преимущества». Таким образом, выявление и реализация возможностей компании одновременно обеспечивать бизнес-эффекты и эффект для ее ЗС и общества, в целом, посредством преобразования своей основной деятельности, внедрения продуктовых, технологических инноваций, новых бизнес-процессов является важной отличительной особенностью стратегического подхода к КСО.

Поскольку устойчивое развитие компании, также предполагает интеграцию принципов УР в основную деятельность компании и корпоративную стратегию, считаем целесообразным проведение сравнительного анализа концепции УРК именно с моделью «стратегической» КСО. В качестве предмета анализа мы рассматривали следующие их ключевые параметры: субъекты, сферы, объекты и предмет деятельности компаний, временные рамки и цели, принципы и формы реализации. Анализ позволил выявить как «точки пересечения», так и различия между концепциями КСО и УРК.

Результаты сопоставления концепций КСО и УРК позволили сделать следующие выводы.

1. Между рассматриваемыми концепциями существует очевидная диалектическая связь, которая проявляется в следующих ключевых аспектах:

– обе концепции отражают взгляды на роль бизнеса и его функции в современной экономике, на сферы и механизмы взаимодействия бизнеса и общества; обосновывают необходимость повышения роли бизнес-организаций в решении экономических, экологических и социальных проблем и снижении соответствующих рисков; требуют переосмысления корпоративных ценностей и целей;

– в рамках рассматриваемых концепций в качестве субъектов КСО и УР, принимающих решения и инициирующих соответствующую деятельность, несущих ответственность за ее результаты, рассматриваются бизнес-организации (компании, корпорации);

– обе концепции, формулируемые в их рамках цели, принципы и механизмы, могут быть положены в основу деятельности компании, интегрированы в ее основную (производственно-коммерческую) деятельность; соответствующие виды деятельности могут рассматриваться в качестве объекта управления;

– обе концепции воспроизводят триединый подход, в соответствии с которым деятельность компании, направленная на реализацию принципов КСО и УР, должна охватывать три сферы: экономическую, экологическую и социальную; оценка результативности этой деятельности предполагать оценку триединого итога (экономического, экологического и социального эффектов), а реализация принципов ответственности и УР рассматриваться в качестве условия повышения корпоративной устойчивости (экономической, экологической и социальной);

– в рамках рассматриваемых концепций, признается возрастающая роль заинтересованных сторон, их запросов и ожиданий в формировании и реализации корпоративных стратегий, а обеспечение сбалансированности их интересов выступает важнейшим условием корпоративной устойчивости;

– в обосновании положения о том, что обеспечение корпоративной устойчивости, содействие устойчивому развитию общества следует рассматривать в качестве долгосрочной цели социально ответственной деятельности компании. Интерпретации долгосрочных целей деятельности компании (формирование долгосрочных устойчивых конкурентных преимуществ компании, повышение корпоративной устойчивости, содействие УР) во многом пересекаются;

– УРК, так же как и стратегическая модель КСО, предполагают преобразование основной деятельности компании посредством внедрения технологических, продуктовых, организационных, социальных, информационных инноваций;

– принципы КСО и УР, под которыми мы понимаем основополагающие идеи и базовые установки, положенные в основу деятельности компании в соответствующих областях, также во многом совпадают.

Вместе с тем, следует отметить, что сопоставление этих принципов крайне затруднительно, поскольку существует множество подходов к их трактовке. При проведении анализа за основу мы взяли принципы КСО, реализуемые крупными компаниями в рамках стратегической модели КСО, и три ключевых принципа УР (воспроизводимости, сбалансированности и вовлеченности), о которых речь шла выше. Их сопоставление показало, что они во многом совпадают:

— принцип УР – «вовлеченность» (принципы КСО: инициативность и системность в выявлении ЗС, их запросов и ожиданий, долгосрочных социально-экономических тенденций; формирование корпоративной стратегии, осуществление производственно-коммерческой деятельности с учетом выявленных запросов ЗС и наиболее значимых тенденций; открытость и прозрачность деятельности, отчетность);

— принцип УР – «воспроизводимость» (принципы КСО: предвидение, оценка последствий принимаемых решений, следствий и результатов деятельности компании (внешних эффектов), как положительных, так и отрицательных; готовность снижать негативные последствия и риски, осуществлять превентивные меры для их снижения, готовность нести расходы на покрытие полных издержек, вызванных деятельностью компании осуществление деятельности в рамках определенных ограничений и правил, в том числе и принятых на себя добровольно);

— принцип УР – «сбалансированность» (принципы КСО: обеспечение сбалансированности интересов ЗС, краткосрочных интересов компании и долгосрочных интересов общества; нацеленность на создание общих ценностей).

2. Сопоставление концепций КСО и УР позволило выявить и определенные различия между ними, однако они не носят принципиального характера и проявляются в следующих аспектах:

– концепция УРК, ее реализация предполагают ориентацию на запросы и ожидания более широкого круга ЗС, включающего общество, в целом, а также будущие поколения, в то время как концепция КСО предполагает ориентацию на текущие запросы ключевых ЗС компании (персонал, клиентов и потребителей, местное сообщество);

– цели и направления корпоративной социальной деятельности определяются на основе подхода к трактовке КСО, которого придерживается компания и ее руководство, выявленных запросов и ожиданий ключевых ЗС, оценкой корпоративных рисков, в то время как цели и направления деятельности компании в области УР определяются, прежде всего, общепринятым пониманием УР, его целей и принципов, глобальными вызовами, рисками и проблемами;

– в рамках концепции КСО в качестве возможных целей КСД рассматриваются, как правило, цели кратко- и среднесрочные, направленные на достижение кратко- и среднесрочного социального и/или экологического эффектов локального характера (исключение составляет реализация стратегического подхода к КСО, предполагающего достижение стратегических целей – формирования устойчивых конкурентных преимуществ компании и повышение корпоративной устойчивости); УРК ориентировано на достижение долгосрочных целей и эффектов, не только для компании и ее ЗС, но и общества в целом; очевидно, что видение долгосрочных целей является общим.

3. Выявленные нами различия касаются преимущественно определения целей (задаваемых ими временных рамок), форм реализации корпоративной ответственности и соответствующих направлений деятельности. Ориентация компании на реализацию целей УР, содействие устойчивому развитию свидетельствуют не о смене предмета их деятельности, круга решаемых проблем и задач, а о расширении проблемного поля и, как следствие, о расширении границ ответственности и многообразии форм ее реализации, выходе на новый уровень корпоративной ответственности.

4. Оснований для противопоставления концепций УРК и КСО нет, так же как и нет оснований для отказа от концепции КСО, как утратившей свою актуальность, в пользу концепции УРК. Появление концепции УРК следует рассматривать как результат эволюции концепций, ассоциируемых с проблематикой КСО, как следствие развития стратегического подхода к КСО и трансформации взглядов на роль бизнеса и его функции в современной экономике. Последнее произошло как под влиянием многочисленных теорий, активно развивавшихся в 1980-х – начале 2000-х годов (общих ценностей, стратегического менеджмента, заинтересованных сторон, устойчивого развития и др.), так и вследствие формирования глобальных экономических, экологических и социальных вызовов и рисков. Таким образом, речь идет о расширении сферы корпоративной ответственности, переосмыслении ее содержания и форм реализации, оценке роли КСО, как фактора корпоративной устойчивости и устойчивого развития общества.

Представленная нами аргументация позволяет рассматривать концепцию УРК как концепцию, производную от концепции КСО, или, как концепцию второго, более низкого уровня. Вместе с тем, следует отметить, что концепция УРК, в свою очередь, оказала заметное влияние на концепцию КСО. Нельзя не согласиться с мнением Ю.Е. Благова о том, что «Возникнув, как альтернативная тема, концепция корпоративной устойчивости сыграла определяющую роль в эволюции концепции КСО в начале XXI века». Данная концепция не только «конкретизировала принципы КСО, но и привнесла большую четкость в анализ процессов и результатов корпоративной социальной деятельности». Добавим, что концепция УРК позволяет обозначить долгосрочные ориентиры и ключевые направления деятельности, соответствующие функциональные области и бизнес-процессы ответственных компаний, стремящихся внести свой вклад в устойчивое развитие. Опыт компаний, последовательно реализующих принципы КСО и УР, подтверждает, что внедрение стратегической модели КСО приводит к переходу компании к стратегии устойчивого развития. Реализация последней предполагает переосмысление корпоративных ценностей и целей, преобразование основной деятельности посредством внедрения технологических, продуктовых, организационных, информационных инноваций, трансформацию цепочки создания стоимости, т. е. внедрение иной бизнес-модели – модели устойчивого развития.

5. На практике, переход к устойчивому развитию, интеграцию принципов УР в деятельность и стратегию компании следует рассматривать как форму реализации корпоративной ответственности перед ЗС, обществом, настоящим и будущими поколениями. Многие эксперты отмечают, что корпорации могут и должны брать на себя бóльшую ответственность за обеспечение базовых условий устойчивого развития (сбалансированности производства и потребления, снижение нагрузки на окружающую среду в целях противодействия климатическим изменениям, за сохранность природных ресурсов и повышение эффективности их использования, устойчивое развитие местных сообществ). Число компаний, разделяющих данную позицию увеличивается с каждым годом.

6. Переосмысление сложившихся к концу XX в. взглядов на содержание и формы реализации КСО вследствие взаимопроникновения базовых положений концепции КСО, теорий заинтересованных сторон и стратегического менеджмента; появление нового подхода к трактовке стратегии компании и типологии корпоративных стратегий; интеграция принципов КСО в основную деятельность и стратегию компании позволили говорить о переходе от CSR 1.0 к CSR версии 2.0. Ключевой отличительной особенностью концептуальной парадигмы КСО 2. 0 стала интеграция концепций КСО и стратегического менеджмента.

Наблюдаемая в настоящее время достаточно радикальная трансформация представлений о целях, содержании и формах реализации КСО (от трактовки КСО как дополнительной по отношению к основной деятельности компании филантропической деятельности к обоснованию ее роли как неотъемлемого элемента корпоративной стратегии, фактора формирования долгосрочных конкурентных преимуществ компании, повышения корпоративной устойчивости и устойчивого развития) позволяет говорить, на наш взгляд, о новом парадигмальном сдвиге в системе взглядов на феномен КСО, о переходе к версии КСО 3.0 – версии для устойчивого развития. В рамках данной парадигмы КСО может трактоваться как ответственное ведение бизнеса, предполагающее интеграцию принципов УР в текущую деятельность и стратегию компании, ориентированное на достижение Целей УР и удовлетворение запросов широкого круга заинтересованных сторон, в том числе и будущих поколений.

Заключение

Проведенный в статье компаративный анализ концепций корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития компании позволяет сделать вывод о том, что оснований для противопоставления указанных концепций, так же как и для отказа от концепции КСО, как утратившей свою актуальность, в пользу концепции УРК нет. Появление концепции УРК является следствием формирования многоуровневого подхода к трактовке устойчивого развития (УР), эволюции концепций, ассоциируемых с проблематикой КСО, развития стратегического подхода к КСО и трансформации взглядов на роль бизнеса в современной экономике.

Переход к устойчивому развитию, интеграцию принципов УР в деятельность и стратегию компании следует рассматривать как форму реализации корпоративной ответственности перед заинтересованными сторонами (ЗС), обществом, настоящим и будущими поколениями. Радикальная трансформация представлений о содержании и формах реализации КСО позволяет говорить о парадигмальном сдвиге в системе взглядов на феномен КСО, переходе к версии КСО 3:0 – новой версии для устойчивого развития.

Ольга Канаева, Александр Канаев для журнала «Oikonomos»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *