Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие компании. Часть 1: современные подходы

Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие компании. Часть 1: современные подходы

Число компаний, демонстрирующих свою приверженность идеям и принципам устойчивого развития, постоянно растет. Подтверждением этого являются: динамика отчетов компаний по УР, размещенных в Международном Регистре корпоративных нефинансовых отчетов; разработка Стандартов в области устойчивого развития организаций и нефинансовой отчетности; появление соответствующих разделов на корпоративных веб-сайтах; обсуждение вопросов устойчивого развития компаний на международных и национальных бизнес-форумах. Интеграция принципов устойчивого развития в основную деятельность компаний, ключевые бизнес-процессы и корпоративные стратегии является общемировым трендом, и Россия не является исключением.

Знакомство с публикациями зарубежных и российских исследователей в рассматриваемой области, практикой компаний позволяет сделать вывод об отсутствии общепринятого подхода к пониманию устойчивого развития, его принципов и механизмов; разной степени вовлеченности компаний в процесс перехода к УР. Отражением этого является использование широкого круга релевантных понятий: “corporate sustainability”, “sustainable corporate”, “corporate sustainable development”, “sustainable development of organizations”, “corporate sustainable activity”, “sustainable development at corporate level”, их неоднозначное толкование. Нередко мы наблюдаем смешение понятий «корпоративная социальная ответственность» и «устойчивое развитие компаний»; отсутствие системного («триединого») подхода к устойчивому развитию; попытку механического, формального перенесения принципов устойчивого развития на микроуровень – уровень бизнес-организации.

Все это свидетельствует о незавершенности процесса формирования теоретических основ устойчивого развития компании ставит перед исследователями ряд вопросов: о содержании и соотношении концепта устойчивого развития компании с базовой концепцией – концепцией устойчивого развития, концепциями, ассоциируемыми с проблематикой КСО, о соотношении релевантных понятий; делает необходимой выработку общепринятого подхода к трактовке УРК. Формирование целостной, непротиворечивой системы взглядов на цели и содержание УРК, механизмы их реализации, соответствующей системы понятий, должно способствовать устранению концептуальных проблем и противоречий, повышению эффективности деятельности компаний в области УР, сделать результаты этой деятельности сопоставимыми.

Постановка проблемы устойчивого развития на корпоративном уровне потребовала поиска ответов на ряд вопросов, что и определило основные направления исследований в данной области. В первую очередь это вопросы о содержании и соотношении понятий «устойчивое развитие», «корпоративная устойчивость» и «устойчивое развитие компании»; о соотношении концепций УРК и КСО; о степени и характере влияния КСО на устойчивое развитие и корпоративную устойчивость. Поиск ответов на эти вопросы предполагает решение двух взаимосвязанных задач: теоретической (показать место концепции устойчивого развития компании в системе концепций, ассоциируемых с проблематикой КСО и устойчивого развития, их взаимосвязь) и практической (определить характер взаимосвязи, соподчиненности между соответствующими видами корпоративной деятельности, стратегиями и политиками, механизмами их реализации.

Современные подходы к трактовке устойчивого развития компании

Концепции, ассоциируемые с проблематикой устойчивого развития («устойчивого развития организации (компании)», «корпоративной устойчивости», «зеленой экономики», «циркулярной экономики», «инклюзивного экономического роста»), приобретают, в последнее время, все более широкое признание.

В настоящее время существует весьма широкий спектр подходов к пониманию сути устойчивого развития и содержания соответствующего понятия. В соответствии с наиболее широко признанной трактовкой под устойчивым развитием понимают развитие, которое «отвечает потребностям нынешнего поколения, не входя в противоречие с нуждами и стремлениями поколений будущего».

Анализ публикаций по проблемам УР позволяет сделать вывод о формировании некоторых общих исследовательских подходов к рассматриваемому феномену: во-первых, речь идет о признании объективной обусловленности перехода к УР, о трактовке УР как новой парадигмы социально-экономического развития и ответа на формирующиеся риски и вызовы; во-вторых, о формировании так называемого триединого (системного, интегрированного) подхода к устойчивому развитию; в-третьих, о расширении проблемного поля исследований за счет включения микроэкономических аспектов УР – проблем устойчивого развития компаний (микроэкономическая интерпретация УР) и, как следствие, формировании многоуровневого подхода к исследованию УР (глобальный уровень, макроуровень (национальный), региональный уровень и микроуровень (корпоративный)). Триединый подход к трактовке УР, в основе которого лежит представление о трех его основаниях (трех измерениях, компонентах): экономическом, экологическом и социальном, мы рассматриваем в качестве важнейшей методологической основы исследования проблем устойчивого развития.

Одним из аспектов формирования теоретических основ УР является определение его ключевых принципов. В качестве таковых, по нашему мнению, следует рассматривать принципы воспроизводимости, сбалансированности, вовлеченности.

Первый принцип предполагает воспроизводимость ресурсов, благ, условий жизни, необходимых для удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений; сохранение и накопление капитала общества (природного, экономического, человеческого, социального). Так, в документах Всемирного банка устойчивость развития трактуется как не уменьшение совокупного капитала общества во времени. Следовательно, УР – это такое развитие, при котором воздействие на экологическую, экономическую и социальные сферы не превышает пределов, допускающих возможность восстановления этих сфер и воспроизводства соответствующих ресурсов и капиталов.

Реализация принципа сбалансированности предполагает сбалансированность экономических, экологических и социальных аспектов развития; интересов настоящих и будущих поколений, различных заинтересованных сторон, интересов общества и корпораций.

Принцип вовлеченности обычно трактуется как ориентация развития на удовлетворение потребностей, запросов и ожиданий общества, представленного широким кругом заинтересованных сторон. На наш взгляд, наряду с этим речь должна идти и о восприятии принципов устойчивого развития гражданами, компаниями и организациями, обществом, об их готовности следовать им в своей повседневной и экономической деятельности, принимать на себя определенные обязательства и ограничения. В противном случае никакие решения, принимаемые на уровне государств и правительств в области устойчивого развития, не дадут ожидаемого эффекта.

Несмотря на то, что процесс концептуализации УР не завершен, постепенно формируется представление о том, что ориентация на устойчивое развитие задает определенную систему координат; предопределяет определенные нормы и правила поведения субъектов хозяйственной деятельности, соответствующие ограничения, а также формирование иной системы ценностей и иных критериев оценки результатов хозяйственной деятельности.

Таким образом, устойчивое развитие может трактоваться как развитие, имеющее определенную целевую направленность, отвечающее принципам воспроизводимости, сбалансированности, вовлеченности и предполагающее три основания (измерения): экономическое, экологическое и социальное.

Вопросы устойчивого развития на уровне организаций, на корпоративном уровне, стали предметом исследований относительно недавно, лишь в 1990-е гг. Одна из первых попыток раскрыть понятие устойчивого развития бизнес-организации была предпринята в 1992 г. в монографии, подготовленной совместно International Institute for Sustainable Development (IISD), Deloitte & Touche и Business Council for Sustainable Development (BCSD). В ней было предложено следующее определение устойчивого развития применительно к бизнес-организации: «для бизнес-организации устойчивое развитие означает принятие бизнес-стратегий и осуществление деятельности, которые отвечают настоящим потребностям организации и ее стейкхолдеров и позволяют сохранять и развивать человеческие и природные ресурсы, которые понадобятся в будущем».

В дальнейшем, формирование теоретических основ устойчивого развития организации происходило, с одной стороны, в рамках эволюции концепций, ассоциируемых с проблематикой КСО, с другой стороны, вследствие становления исходной концепции устойчивого развития. Заметный вклад в разработку концептуальных основ устойчивого развития компании (корпоративной устойчивости) внесли работы Т. Диллика и К. Хокертса, М. Ван Марревийка и Р. Штойера. Указанные авторы одними из первых ввели в своих работах понятия “sustainable corporation”, “corporate sustainability”, “sustainability of business” и “sustainable development of business”, “corporate sustainable development”.

Постановка проблемы устойчивого развития на корпоративном уровне предопределила основные направления исследований в данной области – определение содержания и взаимосвязи концепций устойчивого развития, устойчивого развития компании и корпоративной социальной ответственности, релевантных базовых понятий (концептов: «устойчивое развитие», «устойчивое развитие компании» и «корпоративная устойчивость»); выявление возможных бизнес-эффектов от реализации принципов УР; оценку влияния социально ответственного ведения бизнеса на корпоративную устойчивость и устойчивое развитие, в целом.

Среди публикаций, авторы которых не только предприняли попытку раскрыть указанные понятия, но и показать их взаимосвязь с понятием КСО, раскрыть основания корпоративной устойчивости следует отметить работы Дж. Элкингтона, У. Виссера, Дж. Муна, М. Эпштейна и др.

Положение о трех основаниях корпоративной устойчивости наиболее последовательно было раскрыто в работах Дж. Элкингтона, опубликованных им в 1994-1997гг. В статье «На пути к устойчивой корпорации: беспроигрышные стратегии для устойчивого развития», Элкингтон обосновал необходимость реализации новых корпоративных стратегий (Triple- win Strategy, стратегия трехсторонней выгоды win-win- win), способных обеспечить тройной итог (эффект) – для компании, ее потребителей и природной среды. Позднее им была введена аббревиатура «3P», образованная заглавными буквами трех слов «People», «Planet», «Profits», обозначающих три основания устойчивости. В книге «Каннибалы с вилками: тройной итог для бизнеса XXI века», изданной в 1997 г., Элкингтон обосновал положение о том, что условием корпоративной устойчивости и устойчивого развития общества является деятельность, стратегии компаний в экономической, экологической и социальной областях, выстраиваемые с учетом ожиданий заинтересованных сторон. Эти взгляды легли в основу так называемого триединого подхода к трактовке корпоративной устойчивости, и в дальнейшем нашли отражение в Международных стандартах УР, Стандартах нефинансовой отчетности (GRI), практике компаний.

Идеи, высказанные Элкингтоном, во многом определили предмет теоретических дискуссий, а также направления прикладных исследований в области корпоративной устойчивости. Очевидная терминологическая неопределенность, использование большого числа понятий для определения устойчивого развития применительно к бизнес-организации, отсутствие их общепринятого толкования объясняют то, что в центре дискуссии оказался вопрос о содержании понятий «устойчивое развитие компании» и «корпоративная устойчивость», их взаимосвязи.

Знакомство с публикациями зарубежных авторов, показывает, что наиболее широко, при характеристике процессов устойчивого развития на корпоративном уровне, используется понятие “corporate sustainability” («корпоративная устойчивость»), однако, подходы к его трактовке отличаются большим разнообразием. Так, Т. Диллик и К. Хокертс, в статье, опубликованной в 2002 г., предложили трактовать указанное понятие, как «удовлетворение потребностей прямых и косвенных заинтересованных сторон (таких как акционеры, сотрудники, клиенты, группы давления, сообщества и т. д.), не ставящее под угрозу способность компании удовлетворять потребности заинтересованных сторон в будущем».

В 2003 году голландский исследователь М. ван Марревийк, опубликовал ряд работ, получивших широкий резонанс. В них он раскрыл понятие корпоративной устойчивости как добровольной деятельности, связанной с созданием ценности, управлением окружающей средой, использованием экологически чистых производственных систем, управлением человеческим капиталом.

Р. Штойер с группой соавторов в статье, опубликованной в 2005 г., также использует понятие «корпоративная устойчивость», которое, по их мнению, является производным от термина «устойчивое развитие», релевантным для корпоративного уровня. В то же время, авторы делают акцент на управленческих аспектах устойчивости и определяют корпоративную устойчивость как «модель управления корпорацией, охватывающую ее деятельность в экономической, экологической и социальной сферах». В более поздних работах, Дж. Элкингтон рассматривает корпоративную устойчивость как «область мышления и практики, с помощью которых компании и иные бизнес-организации работают над повышением жизнеспособности: экосистем; сообществ; экономик, которые обеспечивают условия для конкуренции и выживания компаний», как «подход компании к обеспечению своего долгосрочного развития».

В работах последних лет зарубежные исследователи также отмечают неоднозначность, неопределенность толкования понятий “corporate sustainability” и “corporate sustainable development” Вместе с тем, анализ публикаций позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на отсутствие общепринятого подхода к определению, указанные понятия, как правило, трактуются как микроэкономическая (на уровне компании) интерпретация понятия «sustainable development» (устойчивое развитие) и рассматриваются как тождественные. В некоторых работах имеет место попытка формального перенесения, ставшего хрестоматийным определения понятия устойчивого развития (sustainable development) с макроуровня на корпоративный уровень. Примером такого, на наш взгляд, не самого удачного подхода к пониманию корпоративной устойчивости может служить определение, предложенное Т. Дилликом. По его мнению, корпоративная устойчивость может быть определена как «удовлетворение потребностей прямых и косвенных заинтересованных сторон фирмы, не входящее в противоречие с нуждами будущих поколений заинтересованных сторон».

Интересно отметить, что, несмотря на популярность термина «корпоративная устойчивость», в литературе, посвященной практическим аспектам интеграции принципов устойчивого развития в деятельность компаний, чаще используются термины «corporate sustainable development» («корпоративное устойчивое развитие») и «sustainable development of organizations» («устойчивое развитие организации»).

Наметившаяся тенденция к более четкому разграничению понятий «корпоративная устойчивость», «устойчивое развитие компании (организации)» «деятельность в области устойчивого развития» обусловлена, на наш взгляд, двумя обстоятельствами. Во-первых, расширением практик компаний в области УР, развитием нефинансовой отчетности по УР и смещением акцентов в исследованиях в сторону прикладных аспектов УР. Во-вторых, с традиционным для бизнеса пониманием устойчивости, как результата деятельности компании, реализации ее долгосрочной стратегии, заключающегося в достижении устойчивых (стабильных) экономических (финансовых) результатов. Данный подход получает все более широкую поддержку. Последнее подтверждается тем, что в международных документах, международных и национальных стандартах в области устойчивого развития используется понятие «устойчивое развитие организации».

Так, в 2006 г. был разработан получивший широкую известность национальный стандарт Великобритании BS 8900:2006 «Руководство по менеджменту устойчивого развития» (“Guidance for managing sustainable development”). В документе устойчивое развитие применительно к организации определялось как «долговременный, сбалансированный подход к экономической деятельности, экологической ответственности и социальному прогрессу».

В дальнейшем на его основе возникло целое семейство стандартов, касающихся стратегического менеджмента устойчивого развития организации: BS 8901:2009 “Specification for a sustainability management system for events”, BS 8900-1:2013 “Managing sustainable development of organizations – Part 1: Guide”, BS 8900-2:2013 “Managing sustainable development of organizations – Part 2: Framework for assessment against BS 8900-1 (Specification)”. Новая редакция базового стандарта BS 8900- 1:2013 под уточненным названием «Управление устойчивым развитием организации» стала надежной инструментальной базой для широкого применения в деловой практике.

В Руководстве по отчетности в области устойчивого развития (Global Reporting Initiative, GRI) понятие УР не раскрывается, вместе с тем, используется понятие устойчивой деятельности компании, которая сводится к устойчивой доходности, достижение которой должно сочетаться с социальной справедливостью и охраной окружающей среды. В Российском национальном Стандарте «Руководство по управлению устойчивым развитием организации» УР трактуется как «способ управления организацией, предусматривающий долгосрочную экономическую эффективность деятельности организации при выполнении требований охраны окружающей среды и социального развития организации». Однако появление данных стандартов не решило терминологическую проблему.

Компании, демонстрирующие свою приверженность принципам УР, также, все чаще оперируют понятиями «устойчивое развитие компании», «корпоративные стратегии устойчивого развития». Однако их содержание трактуется по-разному. Корректность и последовательность использования этих терминов в компаниях – отдельный вопрос. Но сам факт того, что этими понятиями оперируют, используют их в корпоративных стратегиях и политиках, отчетах указывает на прогрессивные изменения в мышлении и свидетельствует об осознании значимости интеграции принципов УР в деятельность и стратегию компании.

Вместе с тем, на корпоративном уровне постепенно формируется представление о том, что реализация принципов УР, их интеграция в основную деятельность компании, открывает дополнительные возможности, способствует повышению конкурентоспособности компании, достижению ею устойчивых финансовых результатов, что, в свою очередь, повышает жизнеспособность компании, корпоративную устойчивость, в целом. То, что интеграция принципов УР в деятельность компании, формирование корпоративной стратегии с учетом Целей УР способно принести компании ощутимые экономические эффекты подтверждается рядом исследований. Так, по оценкам Комиссии по экономике и устойчивому развитию, реализация Глобальных целей ООН открывает для бизнеса возможности эквивалентные, как минимум, 12 трлн долл. США.

Таким образом, корпоративная устойчивость начинает рассматриваться в качестве результата деятельности компании, в том числе и в области УР. Так, в модели устойчивого развития бизнеса, предложенной М. Эпштейном, корпоративная устойчивость рассматривается в качестве результата деятельности компании, достигаемого, в том числе, и посредством реализации принципов УР (corporate sustainability performance) и подразумевает достижение экономической устойчивости (устойчивых финансовых результатов). Устойчивость – создание ценности для акционеров без ущемления интересов иных ЗС, в том числе и будущих, благодаря чему компания создает для себя дополнительные возможности и снижает риски, т. е. становится более устойчивой.

Как было отмечено выше, в России теоретические и прикладные вопросы устойчивого развития бизнес-организаций стали предметом активного изучения и обсуждения лишь в 2000-е годы, хотя отдельные аспекты этой широкой проблематики изучались и ранее (например, вопросы устойчивости организаций, экологические аспекты их деятельности). Среди работ, в которых рассматриваются те или иные вопросы, ассоциируемые с проблематикой устойчивого развития бизнес-организаций, следует отметить работы К. Ю. Белоусова, Ю. Е. Благова, А. В. Канаева, О. А. Канаевой, Е. В. Корчагиной, А. Е. Костина, Е. Н. Кучеровой, Ю. В. Мячина, Н. В. Пахомовой, К. Рихтера и др.

Знакомство с публикациями российских авторов свидетельствует об отсутствии общепринятого подхода к трактовке содержания УР, его целей и механизмов, применительно к корпоративному уровню. Имеет место очевидная терминологическая неопределенность – авторы оперируют понятиями «устойчивое развитие предприятия (организации, компании, предпринимательской структуры)», «устойчивость предприятия (организации, компании, предпринимательской структуры)», нередко отождествляя их. Устойчивое развитие (организации, компании, предприятия, предпринимательской структуры) часто трактуется как экономически (финансово) устойчивое развитие, что предполагает достижение устойчивых (стабильных) экономических и финансовых результатов деятельности. Так, например, в многочисленных работах, посвященных факторам устойчивости и/или устойчивого развития предприятия (организации, компании, предпринимательской структуры), данные понятия сводятся к экономической (финансовой) результативности. Таким образом, налицо подмена предмета обсуждения.

Тем не менее, все более широкую поддержку получает точка зрения, в соответствии с которой устойчивое развитие компании трактуется как «микроэкономическая интерпретация» базовой концепции устойчивого развития, как деятельность компании, имеющая ориентацию, задаваемую принципами и целями УР. Как отмечает Ю. Е. Благов, концепцию корпоративной устойчивости можно рассматривать как «микроэкономическую интерпретацию» концепции устойчивого развития. Предметом исследования и обсуждения в первом случае являются проблемы устойчивого развития общества, во втором – проблемы устойчивости компаний.

Данная точка зрения достаточно последовательно отражена и в работах известного российского журналиста, популяризатора идей и принципов КСО и УР С. Туркина. По его мнению, устойчивое развитие – это «ответственная, полностью подотчетная и прозрачная хозяйственная деятельность, которая обеспечивает сохранение окружающей среды для будущих поколений; демонстрирует ответственное отношение и уважение интересов всех людей; ценит и учитывает мнение всех заинтересованных сторон; приносит доход акционерам; способствует росту экономической самостоятельности и устойчивому развитию местных сообществ; постоянно информирует ЗС о состоянии дел». Устойчивой может называться только та организация, характеристики и действия которой позволяют всем ее стейкхолдерам достичь желаемого будущего состояния. Соглашаясь, в целом, с правомерностью такого подхода, подчеркнем, данный подход не должен означать, что трактовка понятия «устойчивое развитие компании», его целей и принципов, круг рассматриваемых аспектов и проблем, могут переноситься с макроуровня на микроуровень формально, в неизменном виде. Простая экстраполяция понимания содержания, целей и принципов УР с макроуровня на уровень компании может привести к нормативным по своей сути рассуждениям, затруднит поиск бизнес-аргументов, способных повысить заинтересованность компаний в переходе к устойчивому развитию.

Неоднозначность трактовок УР, потребность бизнеса в практических рекомендациях по управлению деятельностью компании в области УР, по разработке соответствующих стратегий и политик делают необходимыми выработку общепринятого подхода и формирование системы релевантных понятий.

Прежде всего, следует обратить внимание на необходимость различения понятий «корпоративная устойчивость» и «устойчивое развитие» и соответствующих концепций. Концепции устойчивого развития и корпоративной устойчивости следует рассматривать как концепции разного уровня: первая отражает взгляды на устойчивое развитие общества (макроэкономические аспекты устойчивого развития), вторая – взгляды на трактовку и факторы корпоративной устойчивости (микроэкономический аспект). При решении этой задачи, в качестве методологической основы, мы считаем возможным использовать подход, предложенный рядом зарубежных исследователей при формировании интегральной концепции (модели) КСО. Разработанная ими интегральная модель КСО позволила не только покинуть терминологическое «минное поле», выстроить достаточно стройную систему понятий, но и перекинуть мостик от теории КСО к практике управления корпоративной социальной деятельностью (КСД).

Наиболее последовательное и законченное изложение концепции представлено в работах Д. Дж. Вуд и Д. Свансон. Интегральная (системная) концепция (модель) КСО включает в себя три элемента (три грани, аспекта КСО): принципы КСО (философско-этический, институциональный аспект), процессы КСД (операционный, управленческий аспекты), результаты КСД (инструментальный аспект). Следуя логике «принципы – процессы – результаты», можно выстроить достаточно стройную систему взаимосвязанных понятий, отражающих проблематику УР применительно к корпоративному уровню: «устойчивое развитие» (институциональный аспект: базовые принципы, нормы и правила, требования и ограничения) – «корпоративное устойчивое развитие» (управленческий аспект: механизм управления УР компании, соответствующие управленческие процессы и решения) – «корпоративная устойчивость» (как результирующий эффект, достигаемый, в том числе и в результате реализации принципов УР).

На наш взгляд, предлагаемый подход является абсолютно правомерным и позволяет рассматривать понятия “corporate sustainability” и “corporate sustainable development” как взаимосвязанные, но не тождественные понятия. В рамках данного подхода устойчивое развитие компании может трактоваться как развитие, имеющее определенную ориентацию и направленность, отвечающее принципам воспроизводимости, сбалансированности и вовлеченности и предполагающее три основания и измерения: экономическое, экологическое и социальное. Корпоративная устойчивость может быть определена как результат деятельности компании, в том числе и в области УР, способность компании адаптироваться к динамично меняющейся среде ведения бизнеса, достигать устойчивых финансовых результатов и формировать устойчивые конкурентные преимущества. Предлагаемая интерпретация указанных понятий соответствует изначальному понимаю терминов устойчивое развитие и устойчивость, сформулированному в Докладе «Наше общее будущее»: «Устойчивость – результирующая характеристика системы, состояние равновесия во времени и пространстве». Устойчивость – это состояние системы, а устойчивое развитие – процесс достижения данного состояния.

Многоаспектность и многомерность корпоративного устойчивого развития позволяет рассматривать этот процесс как: ответ на формирующиеся вызовы, риски и запрос общества в отношении устойчивого развития; новую управленческую философию, предполагающую переосмысление роли бизнеса в социально-экономическом развитии, высокий уровень корпоративной ответственности, трансформацию «доминирующего мышления» (dominant worldviews) стратегию, направленную на формирование долгосрочных конкурентных преимуществ компании повышение корпоративной устойчивости и содействие устойчивому развитию общества; деятельность, осуществляемую на основе принципов УР; форму проявления социальной ответственности бизнеса, вклад в глобальное устойчивое развитие.

Сформулированные выше положения следует рассматривать в качестве исходных теоретико-методологических основ устойчивого развития компании, которые делают возможным формулирование его принципов и целей; разработку корпоративных стратегий и политик в области УР, механизмов их реализации; определение параметров, позволяющих проводить оценку соответствия практик компаний в области УР целям УР ООН, Международным и национальным стандартам в области устойчивого развития.

Продолжение тут

Ольга Канаева, Александр Канаев для журнала «Oikonomos»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *