Что такое «революция цен» XVI–XVII веков?

Впервые Западная Европа столкнулась с серьезной инфляцией в середине XVI века, когда количество драгоценных металлов, вывезенных испанцами из Нового Света, превысило все разумные пределы. Но был ли бесконтрольный приток золота и серебра единственной причиной революции цен XVI–XVII веков?

Один из самых захватывающих сюжетов мировой экономической истории — «революция цен» второй половины XVI — первой половины XVII веков. Несколько поколений европейцев жили в условиях непрекращающейся инфляции. Дорожало все, но в первую очередь — хлеб и прочая еда. Сильнее всего страдали крупнейшие и богатейшие города: Севилья, Марсель, Париж, Лондон, Амстердам, Кёльн.

Темпы инфляции были, по нынешним меркам, смешные: около 600 процентов за столетие — это в среднем 1–1,5 % в год, местами и временами с всплесками до 4 и даже до 7 %, но никогда и нигде не больше 10 % в год. Для сравнения, когда в России отпустили цены, инфляция за один 1992 год составила 2508,8 %; в 2016 году было 5,4 % — и это рекордно низкий показатель в новейшей истории России.

Но XVI–XVII века — это эра гораздо более стабильных денег. Даже однопроцентная годовая инфляция на протяжении нескольких лет подряд была для европейцев серьезным потрясением. Отдельный вопрос, насколько уместно называть «революцией» явление, которое наблюдалось в течение столетия, но как-то уж так повелось.

Вопрос, почему растут цены, занимал лучшие умы. Еще в самом начале «революции цен» к нему обратились учёные из Саламанкского университета — богословы из ордена доминиканцев, которых интересовали вполне мирские вопросы: чем отличается справедливая война от несправедливой? имеют ли право христианские государи обращать в рабство американских индейцев лишь на том основании, что те язычники? как примирить христианский запрет на ростовщичество с распространением и несомненной экономической благотворностью банковского кредитования?

Один из ученых «Саламанкской школы», Мартин де Аспилькуэта, рассуждал в 1549 году так. Стоимость всякого товара определяется, среди прочего, его доступностью. Основной монетный металл — серебро — тоже товар, и когда его на рынке становится много, цены на него падают. Соответственно, снижается покупательная способность серебряных денег (они девальвируются) — цены на остальные товары растут относительно серебра.

Эту идею подхватил французский мыслитель Жан Боден и в 1568 году предложил такое объяснение «революции цен». С середины XVI века в Европу, и прежде всего в Испанию, стало в огромных количествах поступать серебро с американских рудников (богатейшими были рудники на горе Потоси в Андах, на территории нынешней Боливии). Это спровоцировало девальвацию европейских серебряных денег — и, соответственно, инфляцию. Благодаря этой идее Боден считается основоположником количественной теории денег. Эту же идею развивал шотландский философ и историк Дэвид Юм в своей книге «Политические беседы» (1752).

В наиболее полном виде концепцию «революции цен» вследствие притока американского серебра разработал американский историк Эрл Хамилтон в книге «Американские сокровища и революция цен в Испании» (1934). На это объяснение опирались крупнейшие историко-экономические мыслители ХХ века, в том числе Фернан Бродель, Иммануил Валлерстайн и Милтон Фридман.

Впрочем, уже в 1970-е годы стали появляться альтернативные объяснения. Ныне большинство ученых признают, что приток американского серебра был важным фактором «революции цен», но далеко не все согласны, что он был ее первопричиной.

Американский экономист Ирвинг Фишер в начале ХХ века сумел описать денежное обращение строгим математическим языком. Тут должен был быть прогон про уравнение обмена MV=PQ, но я дорожу своими читателями и буду сразу переводить с эконометрического на человеческий.

Цены, по Фишеру, могут расти по трем причинам: 1) рост денежной массы, 2) ускорение денежного обращения, 3) падение производства. Классическое объяснение «революции цен» сводит ее к первой причине: навезли из Америки серебра, наделали из него денег, а прочие показатели остались более или менее прежними — отсюда и инфляция.

В 1970–1980-е годы американские ученые Гарри Мискимин и Джек Голдстоун предложили обратить внимание на вторую причину. XVI–XVII века — это период роста населения и урбанизации в Европе. Как следствие, это и период коммерциализации — интенсификации товарно-денежных отношений. И, соответственно, ускорения денежного обращения — попросту говоря, деньги все чаще переходят из рук в руки. Это приводит к росту цен. Рост цен, в свою очередь, создает дополнительную нагрузку на государственный бюджет, и государство принимается делать новые деньги — тут как раз пригождается приток серебра из Америки. Растет денежная масса — опять растут цены. Вот вам и «революция цен».

Спор о причинах «революции цен» — это часть огромного спора о причинах инфляции, одного из главных споров мировой экономической науки. Помимо всего прочего, «революция цен» расползалась: инфляция в Севилье и других крупных торговых центрах повлекла за собой, с некоторым запозданием, инфляцию в других регионах, которые тяготели к этим торговым центрам. Довольно быстро инфляция была «импортирована» в Османскую империю — и привела там к большим финансовым бедам (в частности, к янычарскому бунту 1589 года, о котором мы поговорим в следующий раз). Докатилась она и до Польши: поскольку в Западной Европе хлеб подорожал, польским земельным магнатам стало особенно выгодно его экспортировать; Польша стала житницей Европы, ее аграрная экономика законсервировалась, и она прозевала промышленную революцию. Россию «революция цен» XVI–XVII века почти не затронула: торговые связи с Европой были не слишком интенсивными. Российская «революция цен» случилась уже в XVIII веке.

Автор: Артём Ефимов
Источник: N+1
29 апреля 2017 Библиотека

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *