Библейские идеи о потреблении. Новозаветный взгляд

Библейские идеи о потреблении. Новозаветный взгляд

Cуть христианского учения о потреблении – посильное воздержание, самоограничение, являющееся средством умаления человека «плотского», земного. Тот, кто безоглядно следует за Христом сводит свои связи с миром к возможному в его положении минимуму, и в потреблении довольствуется самым необходимым. В одной из важнейших христианских молитв, молитве Господней, есть прошение о даровании лишь хлеба насущного. Святитель Иоанн Златоуст так толкует это прошение: «Спаситель повелел молиться не о богатстве, не об удовольствиях, не о многоценных одеждах, не о другом чем-либо подобном, но только о хлебе, и притом о хлебе повседневном, так чтобы нам не заботиться о завтрашнем, почему и присовокупил: хлеб насущный, т.е. повседневный. Даже и этим словом не удовлетворился, но присовокупил вслед затем и другое: даждь нам днесь, чтобы нам не сокрушать себя заботою о наступающем дне. В самом деле, если ты не знаешь, увидишь ли завтрашний день, то для чего беспокоишь себя заботой о нем? … Он хочет, чтобы мы всегда были препоясаны и окрылены верою, и не более уступали природе, чем сколько требует от нас необходимая нужда». Сам Иисус Христос во время Своей земной жизни имел, судя по евангельскому повествованию, только одну одежду, которая по обычаю досталась распявшим Его римским воинам. К такому же потребительскому минимуму он призывал своих учеников, идущих на проповедь: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви ни посоха. Ибо трудящийся достоин пропитания» (Мф 10:9-10) Свт. Иоанн Златоуст в толковании на эти стихи отмечает: «Подлинно, ничто столько не служит к душевному спокойствию, как свобода от забот и попечений, особенно если, освободившись от этих забот и попечений, можно не иметь ни в чем недостатка, имея помощником Бога, Который заменяет Собой все». В Первом послании к Тимофею апостол Павел минимально необходимым достатком считает питание и одежду (по мнению некоторых толкователей, возможно, что имелся в виду и кров): «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем». Свт. Феофан Затворник: «Скажет кто: хотя ничего не приносим сюда и ничего не вынесем отсюда; но жить, однако ж, надо, пока мы здесь. А чтобы жить, надо иметь пищу, иметь одежду. Следовательно, нельзя обойтись без того, чтоб не иметь. — Но только, говорит Апостол, и нужно иметь. Есть пища, есть одежда, —и довольно… Впрочем, одеяние, σκεπασματα, — может содержать под собою одну одежду, но и кров. Мысль Апостола: ограничиваться в удовлетворении необходимых потребностей телесных самонужнейшим, чтоб забота о том не томила головы и сердца». Евфимий Зигабен обращает внимание на то, что образ жизни и проповедь людей, которые довольствуются минимумом материальных благ имеет особую привлекательность для слушающих их. Спаситель «…внушает ученикам совершенную нестяжательность, желая прежде всего, чтобы они не только не возбуждали к себе подозрения, а скорее удивление, потому что ничто так не возбуждает удивления, как скромная и довольствующаяся немногим жизнь». «… В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему! И если будет там сын мира, то почиет на нем мир ваш; а если нет, то к вам возвратится; в доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть: ибо трудящийся достоин награды за труды свои. Не переходите из дома в дом. И если придете в какой город, и примут вас, ешьте, что Вам предложат; и исцеляйте находящихся в нем больных, говорите им приблизилось к вам Царствие Божие». Блаж. Феофилакт Болгарский, толкуя эти стихи, замечает: «Ешьте, — говорит, — и пейте, что у них есть», то есть что предложат вам и, хотя бы то было мало и небогато, большего не требуйте. Пищу принимайте вместо награды, то есть не ищите того, чтобы вам получать пищу и плату особо, но самую пищу принимайте за награду. Смотри, как Он учеников Своих делает твердыми против бедности». Такой призыв Спаситель обращал к тем, кто желает быть совершенным христианином.

Для верующего в Бога и устремленного к Богу человека даже первичные, по современной терминологии, потребности в пище и одежде отодвигаются на второй план. «Не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам». Блаж. Феофилакт Болгарский, комментируя этот фрагмент, отмечает, что необузданные потребительские желания подобны на неутолимую жажду, более простые желания сменяются более изощренными: «Забота не останавливается на необходимом, но, как я сказал, всегда ищет более высокого, почему и называется возношением вверх. Например, мы не имеем хлеба. Мы сначала заботимся, откуда бы получить его, но на этом не останавливаемся, а желаем получить хлеб из отличной пшеницы; потом желаем и вина, и притом цветистоблаговонного; затем желаем и жареного, и притом из рябчиков или фазанов. Видишь ли, какова забота и легкомыслие? Поэтому Господь решительно пресекает оную, ибо этого ищут язычники».

Христианин во всем отличен от человека, ограничившего себя земным бытием. Первичные потребности второго являются вторичными потребностями первого. Первый устремлен к небесному, второй – к земному. Апостол Иаков в своем послании показывает жалкое и несчастное состояние человека, ставшего рабом потребностей своего тела и земной жизни: «откуда у вас вражды и распри? Не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете – и не имеете; убиваете и завидуете – и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете – и не имеете, потому что не просите. Просите – и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак 4:1-3).

Христианин, руководствуясь примером Спасителя, попечения о плоти не должен превращать в похоти: «Но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим 13:14). Св. апостол Павел говорит о грани, за которой разумное потребление переходит в чрезмерное. Христианину эту грань очень важно чувствовать. Не случайно, поэтому, этому стиху уделили много внимания святые отцы. В своем обширном комментарии на этот стих свт. Феофан Затворник, в частности отмечает: «Потребностей телесных: есть, пить, спать, одеваться, иметь кров, давать отдых — нельзя не удовлетворять; но это удовлетворение просто и несложно и не требует больших забот, когда кто держится естественного порядка. Когда же кто выступает из сего порядка, тогда столько у него разрождается потреб плоти, что уж и сил и имения недостает у него к удовлетворению их; день и ночь трудится, и все мало, — и тянет он ярмо, как подъяремное животное. А отбросить эти неестественности не хочет; ибо претворил их в похоти; похоти же считает самим собою, так что отказать в чем-либо похоти считает будто покушением на жизнь. Так и тиранствует над плотоугодниками плотиугодие, претворенное в похоти, и не дает им высвободиться от уз своих. Но у христиан не должно иметь места такое рабство похотям плоти. Похоти плоти имеют тиранскую власть там, где дух заглушён. У христиан же дух Божиею благодатию пробужден и возведен в сильную власть, которая, прежде всего, обращается на укрощение плоти. Ибо похотения плоти суть последний предел ниспадения человека; почему и поднимание его или восстание неизбежно начинается с отвержения их». Климент Александрийский в своем комментарии на этот стих делает замечание о том, как следует одеваться христианину: «Одежда должна соответствовать возрасту, внешнему облику, местности, происхождению, образу жизни». По словам блаж. Августина: «Когда Павел говорит: И попечения о плоти не превращайте в похоти, он показывает, что забота о плоти не осуждается, если она требуется для здоровья тела. Но если это ненужные утехи и наслаждения, то получающий их справедливо порицается, ибо в таком случае он превращает попечение о плоти в похоти, поскольку сеющии плоть пожнет тление». В потреблении христианин, по словам апостола Павла, должен исходить из того, что ему все позволено, но не все на пользу, и ничто не должно обладать им. «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое». По словам блаж. Феофилакта Болгарского, Господь «чревом называет чревоугодие, а не член нашего тела; пищей же — неумеренное употребление пищи. Итак, смысл слов такой: неумеренное употребление пищи находится в дружбе и родстве с чревоугодием, и наоборот. И то, и другое не может привести нас к Христу, напротив, преданных себе пересылают взаимно одно к другому, — неумеренность к чревоугодию, а чревоугодие к неумеренности». В потреблении христианин не должен терять свободы, не должен становиться рабом потребления. Тот, кто попадает в это рабство, не может утолить жажду потребления пока не кончится его век. Эта жажда утоляется лишь вытеснением материальных потребностей духовными.

Живущий духовной жизнью человек становится свободным и независимым от материального благополучия. Апостол Павел, живя Христом, по его словам, научился быть довольным тем, что у него есть; с равным чувством жить в скудости и в изобилии: «Говорю это не потому, что нуждаюсь, ибо я научился быть довольным тем, что у меня есть. Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил 4:11-13). Такое высокое духовное состояние было достигнуто немалыми духовными трудами. По словам свт. Иоанна Златоуста, «это – дело научения, упражнения и старания; это не легко, напротив, весьма трудно и весьма утомительно». Блаж. Феофилакт Болгарский в комментарии на эти стихи также отмечает, что «нелегкое дело радоваться в довольстве; для этого нужно упражнение и старание. Научился, говорит». Блаж. Августин делает акцент на том, что такое умение – великое дело, он различает состояния «жить в бедности (изобилии)» и «уметь жить в скудости (изобилии)»: «Всякие люди, конечно, могут претерпеть бедность, но уметь жить в скудости — великое дело. И в изобилии кто не может жить? Но уметь жить в изобилии свойственно лишь тому, кого изобилие не испортит». Блаж. Феофилакт Болгарский замечает, что умение ап. Павла жить в изобилии выражалось в том, что он делился с другими тем, чем располагал: «Как же Павел умел изобиловать? Он тратил достаток на других, и не радовался при изобилии, но был одинаков как в изобилии, так и в нужде, не надмеваясь первым, и не стесняясь последней».

Трудами достигается нормальное состояние христианина – жить каждый день как последний, с соответствующим отношением к приобретаемым благам. Покупая блага и пользуясь миром, христианин должен покупать как не вступающий во владение и пользоваться миром как не пользующийся им: «Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего». В толковании на этот стих блаж. Феофилакт Болгарский употребляет выражение «злоупотребление миром» как крайность в пользовании им. Это злоупотребление выражается в прилипании к нему «со всем усердием и пристрастием; ибо употребление излишнее и выходящее из пределов должного есть злоупотребление».

В посланиях апостола Павла высказывается мысль о том, что только труд для общества дает моральное право на потребление благ, произведенных другими людьми: «Ибо мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас,- не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам. Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Фес 3:7-10).

Последовательные ученики Христа, во все времена христианской эры старались воздерживаться от чрезмерного потребления. Особенно это касается монашествующих христиан, дававших обеты нестяжания, безбрачия и послушания. Близкий к нам по земному времени святитель Игнатий Брянчанинов, наставляя начинающих монашеский путь, так писал об основаниях, на которых строится иноческое делание: «… должно устранить от себя изнеженность и наслаждения плотские, во всех видах. Должно довольствоваться пищею и сном постоянно умеренными, соразмерными с силами и здоровьем, чтобы пища и сон доставляли телу должное подкрепление, не производя непристойных движений, которые являются от излишества, не производя изнеможения, которое является от недостатка. Одежда, жилище и все вообще вещественные принадлежности должны быть скромные, в подражание Христу, в подражание Апостолам Его, в последование духу их, в общение с духом их». И в другом месте: «Сохраняй строгую умеренность в пище, одежде, во всех домашних принадлежностях; наблюдай, чтоб предметы нужды не переходили в предметы роскоши…»

Христианские сообщества, такие, как христианские общины или монастыри создавали и создают малые экономические системы, в которых они стремятся реализовать принцип: «От каждого по способностям – каждому по потребностям». Принцип этот реализуем внутри экономической системы лишь при условии добровольного самоограничения в потреблении всех субъектов в нее входящих, которые при этом заботятся о благе ближнего больше, чем о своем, выполняя Божьи заповеди и готовя себя к жизни вечной. В таком случае, в малых экономических системах частично может быть восстановлен мир свободных благ, мир идеального с точки зрения христианства экономического строя. В значительной степени он был реализован в монастырях, прежде всего в общежительных обителях. Согласно христианским пророчествам, постхристианские общества будут удаляться от христианских идеалов, в том числе и в сфере потребления материальных благ. Апостол Павел говорит о том, что в последние времена люди будут «самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы».

На основе христианской этики потребления в реальных условиях может строиться хозяйственная жизнь домохозяйства либо малой экономической системы. Достаточно большое количество таких домохозяйств и малых экономических систем способно существенно изменить картину национальной экономической системы.

Заключение

В Книгах Ветхого Завета четко прослеживается мысль о том, что неограниченное потребление поглощает человека и лишает его времени и сил для духовной жизни. Ветхозаветные люди имели ясное представление о том, что потребности бесконечно возрастают, если не ограничить их. Ветхозаветный Закон, данный через Моисея, предписывал различные формы ограничений в потреблении.

Красной нитью и в Ветхом, и в Новом Завете проводится мысль о том, что все потребительские блага дарованы нам свыше, и принимать их следует с благодарностью. Воздержанность в потреблении помимо предписаний в ветхозаветном сознании была одной из черт праведных людей, а невоздержанность – людей нечестивых. Помимо мысли об ограничениях и самоограничении потребительского максимума, в Ветхом Завете присутствует и идея о потребительском минимуме, необходимом каждому человеку. Определяются важнейшие жизненные потребности: пища, вода, одежда, жилище. Уже ветхозаветному сознанию была не чужда мысль о том, что добровольное самоограничение, пост должен сопровождать, по сути, каждый акт потребления материальных благ. Пост должен быть постоянным духовным упражнением, свидетельством приоритета духовных благ перед благами материальными. В определенные периоды времени и в определенных обстоятельствах, согласно ветхозаветной традиции, практиковался усиленный пост.

В новозаветных книгах и трудах святых отцов содержится немало идей о христианском отношении к потреблению. К важнейшим можно отнести следующие. В потреблении христианин не должен терять свободы, не должен становиться его рабом. Тот, кто попадает в это рабство, не может утолить жажду потребления пока не кончится его век. Эта жажда утоляется лишь вытеснением материальных потребностей духовными. Для верующего в Бога и устремленного к Богу человека даже первичные, по современной терминологии, потребности в пище и одежде отодвигаются на второй план. Живущий духовной жизнью человек становится свободным и независимым от материального благополучия. Апостол Павел, живя Христом, по его словам, научился быть довольным тем, что у него есть; с равным чувством жить в скудости и в изобилии. Такое высокое духовное состояние, по мысли многих святых отцов, было достигнуто немалыми духовными трудами. Трудами достигается и нормальное состояние христианина – жить каждый день как последний, с соответствующим отношением к приобретаемым благам. Покупая блага и пользуясь миром, христианин должен покупать как не вступающий во владение и пользоваться миром как не пользующийся им. Блаж. Феофилакт Болгарский и др. святые отцы употребляют выражение «злоупотребление миром» как крайность в пользовании им. В посланиях апостола Павла высказывается мысль о том, что только создание ценности для общества дает моральное право на потребление благ, произведенных другими людьми. В святоотеческих трудах встречаются идеи о разумном потреблении сообразном званию христианина.

Христианские сообщества, такие, как христианские общины или монастыри, создавали и создают малые экономические системы, в которых они стремятся реализовать принцип: «От каждого по способностям – каждому по потребностям». Принцип этот реализуем внутри экономической системы лишь при условии добровольного самоограничения в потреблении всех субъектов в нее входящих, которые при этом заботятся о благе ближнего больше, чем о своем, выполняя Божьи заповеди и готовя себя к жизни вечной.

На основе христианской этики потребления в реальных условиях может строиться хозяйственная жизнь домохозяйства либо малой экономической системы. Достаточно большое количество таких домохозяйств и малых экономических систем способно существенно изменить картину национальной экономической системы.

Сергей Лукин для журнала «Oikonomos»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *